Главная Святые 22 июня день памяти преподобнаго отца нашего Кирилла, игумена Белоезерскаго
Получать свеЖие статьи:

Душеполезное слово

Быть участником блаженства

Отныне, во время краткой земной жизни, которую Писание не назвало даже жизнию, а странствованием, познакомься со святыми. Ты хочешь принадлежать на небе к их обществу, хочешь быть участником их блаженства? Отныне поступи в общение с ними...

Подробнее ...

Хронология

< Июня 2010 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 23 24 25 26 27
28 29 30        
Пользователи : 8187
Статьи : 5627
Просмотры материалов : 7478009

Яндекс цитирования

22 июня день памяти преподобнаго отца нашего Кирилла, игумена Белоезерскаго | Печать |

Преподобный Кирилл, игумен Белоезерский (в миру Косма), родился в Москве у благочестивых родите­лей. В юные годы он остался сиротой и жил у своего родственника, боярина Тимофея Васильевича Вельяминова, окольничего при дворе великого кня­зя Димитрия Донского (1363 — 1389). Светская жизнь тяготила юношу. По просьбе преподобного Стефана Махрищского (+ 1406; память 14 июля) боярин отпустил Косму в Симонов монастырь, где он и принял постриг от святого Феодора (+ 1394; память 28 ноября) с именем Кирилл. Иноческие послушания преподобный Кирилл ис­полнял под руководством святого старца Михаила, впоследствии епис­копа Смоленского (память в неделю пред 28 августа — Собор Смоленских святых). Ночью старец читал Псал­тирь, а преподобный Кирилл совер­шал поклоны, но по первому удару колокола шел к утрени. Он просил у старца дозволения вкушать пищу через 2—3 дня, но опытный наставник не разрешил этого, а благословил есть каждый день с братией, только не до сытости. Послушание преподоб­ный Кирилл нес в хлебопекарне: он носил воду, колол дрова, раздавал хлеб. Когда Преподобный Сергий Радонежский приходил в Симонов­скую обитель, то прежде прочих посе­щал и с любовью беседовал с препо­добным Кириллом. Из хлебопекарни преподобного Кирилла перевели в поварню, и святой говорил себе, смот­ря на пылающий огонь: «Смотри, Кирилл, не попасть бы тебе в вечный огонь». Девять лет трудился в повар­не преподобный Кирилл и стяжал такое умиление, что не мог без слез вкушать хлеб, благодаря Господа. Избегая славы человеческой, препо­добный временами стал юродство­вать. В наказание за нарушение благочиния настоятель назначил ему в пищу на 40 дней хлеб и воду; преподобный Кирилл с радостью по­нес это наказание. Но как ни таил святой свою духовность, опытные старцы понимали его и против воли заставили принять сан иеромонаха. В свободное от служения время преподобный Кирилл ставил себя на чреду послушника и занимался тяжелыми работами. Когда святой Феодор был посвящен в архиепископа Ростовско­го, братия в 1390 году избрала препо­добного Кирилла игуменом обители.

Богатые и знатные люди стали посещать преподобного, чтобы слу­шать его наставления. Это смущало смиренный дух святого, и он, как ни упрашивала братия, не остался настоятелем, а затворился в своей преж­ней келлии. Но и здесь частые посети­тели беспокоили преподобного, и он перешел на старое Симонове Душа преподобного Кирилла стремилась к безмолвию, и он молил Матерь Божию указать ему место, полезное для спасения. Однажды ночью, читая, как всегда, акафист перед иконой Божией Матери Одигитрии, он услы­шал голос: «Иди на Белоозеро, там тебе место».

В Белоезерской стороне, тогда глу­хой и малолюдной, он долго ходил в поисках места, которое в видении было предназначено для его пребыва­ния. В окрестностях горы Мяуры у Сиверского озера он, вместе со своим спутником преподобным Ферапонтом (+ 1426; память 27 мая), поставил крест и выкопал землянку.

Преподобный Ферапонт вскоре удалился в другое место, и преподоб­ный Кирилл несколько лет в одиноче­стве подвизался в подземной келлии. Однажды святой Кирилл, томимый странным сном, лег уснуть под сос­ной, но едва он закрыл глаза, как услышал голос: «Беги, Кирилл!» Толь­ко успел преподобный Кирилл отско­чить, как сосна рухнула. Из этой сосны подвижник сделал крест. В другой раз преподобный Кирилл чуть не погиб от пламени и дыма, когда расчищал лес, но Бог хранил Своего угодника. Один крестьянин пытался поджечь келлию преподобного, но, сколько ни пытался, это ему не удавалось. Тогда со слезами раска­яния он исповедал свой грех препо­добному Кириллу, который постриг его в монашество.

Из Симоновой обители к препо­добному пришли любимые им иноки Зеведей и Дионисий, а затем — Нафанаил, впоследствии келарь оби­тели. Многие стали приходить к преподобному и просить удостоить их иночества. Святой старец понял, что время его безмолвия кончилось. В 1397 году он построил храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Когда число братии умножилось, преподобный дал для обители устав общежития, который освящал приме­ром своей жизни. В церкви никто не смел беседовать, никто не должен был выходить из нее прежде окончания службы; к святому Евангелию подхо­дили по старшинству. За трапезу садились каждый на своем месте, и в трапезной была тишина. Из трапез­ной каждый молча шел в свою кел­лию. Никто не мог получать ни писем, ни подарков, не показав их преподобному Кириллу; без его благо­словения писем не писали. Деньги хранились в монастырской казне, ни у кого не было никакой собственно­сти. Даже пить воду ходили в трапез­ную. Келлии не запирались, и в них, кроме икон и книг, ничего не держа­ли. В последние годы жизни препо­добного Кирилла боярин Роман ре­шил подарить обители село и прислал дарственную грамоту. Преподобный Кирилл рассудил, что если обитель станет иметь села, то для братии начнутся заботы о земле, появятся поселенцы, иноческое безмолвие на­рушится, и отказался от дара.

Господь наградил Своего угодни­ка даром прозорливости и исцелений. Некто Феодор, поступив в обитель из любви к преподобному, потом так возненавидел его, что не мог смотреть на святого и порывался уйти из обители. Он пришел в келлию препо­добного Кирилла и, взглянув на его седины, не мог от стыда выговорить ни слова. Преподобный сказал ему: «Не скорби, брат мой, все ошибаются во мне, ты один знаешь правду и все мое недостоинство; я действительно непотребный грешник». Затем препо­добный Кирилл благословил Феодора и прибавил, что он более не будет смущаться помыслом; с тех пор Фе­одор спокойно жил в обители.

Однажды недостало вина для Бо­жественной литургии, и пономарь сказал об этом святому. Преподобный Кирилл велел принести к нему пу­стой сосуд, который оказался полным вина. Во время голода преподобный Кирилл раздавал хлеб всем нуждав­шимся, и он не кончался, несмотря на то, что обычно запасов едва хватало для братии.

Преподобный укротил бурю на озере, которая угрожала рыбакам, предсказал, что никто из братии не умрет до его кончины, несмотря на то, что свирепствовал мор, а после многие пойдут вслед за ним.

Свое последнее богослужение пре­подобный совершил в день Святой Троицы. Завещав братии хранить любовь между собой, преподобный Кирилл блаженно почил на 90-м году своей жизни — 9 июня 1427 года, в день памяти святителя Кирилла, ар­хиепископа Александрийского. В пер­вый же год по смерти преподобного из 53 человек братии скончались 30. Оставшимся преподобный часто яв­лялся во сне, поддерживая их словом и наставлением.

Преподобный Кирилл любил ду­ховное просвещение и привил эту любовь своим ученикам. По описи 1635 года в монастыре числилось более 2 тысяч книг, среди них 16 «чудотворца Кирилла». Замечатель­ными образцами духовного наставни­чества и руководства, любви, миролюбия и утешения являются три его послания русским князьям. Общерусское почитание преподобного началось не позднее 1447 — 1448 годов. Житие святого Кирилла было написано по поручению митрополита Феодосия и великого князя Василия Васильевича Темного иеромонахом Пахомием Логофетом, который прибыл в Кириллов монастырь в 1462 году и застал многих очевидцев и учеников преподобного Кирилла, в том числе и преподобного Мартиниана (+ 1483; память 12 января), управлявшего тогда Ферапонтовым монастырем. Похвальное слово преподобному Кириллу Белоезерскому опубликовано в «Журнале Московской Патриархии», 1977, № 12.

 

Тропарь, глас 1:

Яко крин, в пустыни давидски процвел еси, отче Кирилле, / злострастия терние искореняя, / и собрал еси в ней ученик множество, / страхом Божиим и учением твоим наставляемых, / ихже и до конца, яко чадолюбивый отец, / не оставил еси, посещая, да вси вопием: / слава Давшему ти крепость, / слава Венчавшему тя, / слава Действу­ющему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 8.

Яко преобидев тленная и долу влекущая мудро­вания, отче, / к Вышнему течению радостно устремился еси, / и тамо со святыми Пресвятей Троице предстоя, / моли от враг сохранитися стаду твоему, / яко да, святое твое успение празднующе, вопием: / радуйся, преблаженне Кирилле, отче наш.